Экспат из Мексики, основатель музыкальной школы в Москве – о бизнесе и трудностях жизни в России

Весной 2016 года экспат из Мексики Луис Агилар открыл в Москве новый музыкальный институт – Aguilar Institute Cadenza, где всех желающих обучают музыке, вокалу и танцам на английском, испанском, китайском или русском языках. Мы решили пообщаться с Луисом и узнать, что он думает о специфике ведения бизнеса, музыкальной индустрии и творческом потенциале России.

MOSKVAER: Луис, до того, как приехать в Россию, вы жили в Мексике, Великобритании, Китае. Вы развивали бизнес в этих странах? Можете ли рассказать о том, какие различия в создании и ведении бизнеса вы заметили между Россией и странами, где вы жили раньше?

ЛУИС: Во время пребывания в Китае я рассматривал возможность открыть институт Cadenza. Я знал язык и китайскую культуру – казалось, были идеальные условия, чтобы запустить процесс. Но препятствием тогда послужила активная эмиграция – многие иностранцы стали покидать Пекин из-за проблем экологии, двуязычные китайские семьи эмигрировали в другие страны. При этом именно эти два сегмента аудитории составляли для меня основной рыночный потенциал.

В России, как мне кажется, основным отличием в части ведения бизнеса является бюрократия – в других странах требуется гораздо меньше бумаг и взимается меньше административных сборов. Однако есть и плюс: из-за низкого курса рубля у меня была возможность сэкономить бюджет на начальных этапах проекта. Кроме того, закон, касающийся ведения бизнеса иностранными гражданами, в России немного более стабилен, чем, скажем, в том же Китае, где новые положения могут вноситься каждые 3-6 месяцев.

Luis AguilarНасколько комфортной вам кажется Москва именно для людей творческих профессий? По вашим ощущениям, тот ли это город, куда стоит ехать в поисках своего «места под солнцем»?

ЛУИС: В России существует давняя и богатая традиция искусства: в особенности музыки, балета и театра. Поэтому Москва была фактически идеальным место для меня, чтобы открыть музыкальный/художественный институт. Однако, пожив в нескольких мировых мегаполисах, таких как Мехико, Лондон и Пекин, я понял для себя две вещи: первая – идеального места для жизни не существует, и вторая – куда бы вы ни приехали, местные жители будут считать, что какой-то другой город лучше, чем тот, где они живут.

Для меня как западника, Москва – очень удобный город. Что мне нравится здесь больше всего, так это то, что независимо от сезона и погоды люди всегда находят себе интересные занятия и развлечения. Здесь представлено большое разнообразие мероприятий для любителей театральных постановок, шоу, концертов и тому подобного – искусство живет здесь круглый год.

С какими трудностями вы столкнулись здесь как экспат?

ЛУИС: Сложнее всего было в Азии. Русские же для меня, как двоюродные братья, – мы не вполне похожи, но все же у нас много общего, когда речь идет о социальных ситуациях и человеческих взаимодействиях. Даже не владея в совершенстве русским языком, в процессе открытия института я нашел здесь большую поддержку людей, оценил их желание понять мои потребности и готовность помочь.

Единственный момент, который кажется мне немного неудобным в повседневной жизни – это то, что для проверки документов полиция явно останавливает в основном «не белых» людей. Кроме того, как эмигранту, вам может понадобиться больше документов, чтобы доказать, что ваш бизнес легален – с этим могут связаны некоторые сложные ситуации.

Вы следите за политической повесткой в мире? Что вы знали о России в политическом контексте до того, как приехали сюда? Изменилось ли это мнение после вашего переезда?

ЛУИС: Сейчас новости в основном удручающие, и все чаще можно столкнуться со стереотипами о странах и их политических и социальных особенностях, которые не вполне соответствуют действительности.

Каждый раз, когда я принимал решение приехать в новую страну, я уже владел некоторой информацией о ней, почерпнутой из средств массовой информации. И каждая страна в итоге меняла мои представления. Так я научился смотреть шире и пытаться самостоятельно понять людей и социальную среду каждой отдельной страны.

Например, за рубежом все еще есть люди, которые считают, что в России до сих пор нужно получать талоны на одежду, продукты питания и прочее. Живы также и стереотипы о социализме в других странах бывшего Советского Союза.

На самом же деле, молодежь в России во многом более прогрессивна, чем в других странах мира. У них есть доступ ко всем новейшим технологиям, веяниям моды, музыкальным открытиям. Это, кстати, одна из причин, почему я решил развивать курс современной музыки в Cadenza.

Luis AВ мире распространена практика, когда известные музыканты подаются в политику, становятся депутатами, спикерами и политическими активистами. Скажите, на ваш взгляд, совместима ли музыка с политикой? Как вы сами относитесь к таким перевоплощениям своих коллег?

ЛУИС: Музыка является чрезвычайно мощным средством выражения мыслей, чувств и идей. Я считаю, что некоторые известные музыканты используют свою известность, чтобы попасть в политику и достучаться до большей аудитории, дать какой-то предупреждающий сигнал народу. Есть и те, кто рассматривает политику просто как шанс приобрести еще большую популярность.

Некоторые из моих коллег-музыкантов, которых я встречал на протяжении многих лет, пошли в политику, и многие в конечном итоге оказались в изоляции, поняв, что их изначальное намерение приобрело иную форму. Так, думаю, смешивать музыку и политику нужно с большой осторожностью.

Скажите, вы слышали что-то из российской эстрады? Что думаете по этому поводу?

ЛУИС: Что касается классической музыки и игры нотных материалов, Россия – это синоним качества и престижа, без сомнений. К сожалению, современные российские певцы и музыкальные группы не смогли пойти дальше и покорить англоязычный, а, следовательно, и мировой музыкальный рынок.  Кроме того, здешние музыканты не всегда хороши в импровизации – этого просто нет в традиции. Жаль, на самом деле, потому что от природы русские очень талантливы. Надеюсь, мы в Aguilar Institute Cadenza поможем желающим развить свои навыки, в том числе и навык импровизации, ведь это именно то, что позволяет музыканту выделяться из толпы.

Кстати, Cadenza также предоставляет возможность пройти летний музыкальный курс в Англии, так что талантливые русские артисты будут иметь больше шансов на успех и признание, которого они действительно заслуживают.

Сейчас вы постоянно базируетесь в Москве? Чего вам не хватает в городе для полного комфорта и гармонии? 

ЛУИС: Да, теперь, когда я начал развивать институт Cadenza, я чувствую себя здесь очень комфортно.

В моей идеальной Москве: метро менее шумное и содержит больше визуальных индикаторов информации относительно станций и маршрутов; не нужно все время носить с собой паспорт; еда более пряная; административные документы для ведения бизнеса требуют меньше штампов и печатей.

Но, помимо этого, мне очень нравится Москва и то, что она может предложить людям искусства.

Спасибо за интервью, Луис! Желаем успехов!

Об авторе Яна141 Статьи
По профессии - журналист, по призванию - кухонный философ. Обожатель Москвы и бунтарь. Фрустрирующий гедонист.

Оставьте комментарий

Что вы об этом думаете?