Прости, Гоголь! Поможет ли сексуализация писательской биографии привлечь внимание к фильму?

Впервые увидев постер к фильму «Гоголь: Начало», я был заинтригован – слоган «Самая темная ночь перед рассветом» и окровавленное перо в руках известного писателя Николая Гоголя как бы намекали, что это будет не просто кино-биография, но нечто более дерзкое и готичное. Тем более, что режиссер Егор Баранов уже приобрел скандальную известность в качестве продюсера, так называемого, первого российского эротического триллера «Саранча».

Гоголь, прозаик и критик [режима], родившийся на Украине, сильно повлиял на развитие русской литературы. Его вклад был настолько велик, что ему приписывают одновременно и титул одного из первых реалистов, и одного из первых сюрреалистов. По его мистической повести «Вий» в 1967 году был снят полнометражный фильм, ставший, по сути, чуть ли не единственным советским ужастиком. «Гоголь: Начало» посвящен как раз той мрачной гоголевской ипостаси, где он – не просто писатель, но детектив с экстрасенсорными способностями, воюющий против демонических сил.

Как результат – пышная костюмированная драма, снятая со скрупулезным вниманием к деталям того времени: чего стоит только переносной письменный стол, с которым Гоголь не расстается.

Сюжет фильма перемещает нас из Санкт-Петербурга 1829 года в деревеньку Диканька, увековеченную впоследствии великим писателем. Впрочем, в этот период своей жизни Гоголь работал рядовым клерком. От этой участи, если верить картине, его и спас инспектор полиции (играет Олег Меньшиков), заметив, что эпилептические припадки Гоголя приносят ему весьма полезные озарения и пригласив писателя в Диканьку помочь расследовать происходящие там странности.

Но фильму Гоголь – бледный и апатичный персонаж, некто вроде русского Эдгара Аллана По, которому претит даже найденная в спальне улитка. Большую часть фильма его персонаж проводит в провидческих припадках, пока грань между реальностью и галлюцинациями окончательно не размывает его разум.
В сюжет фильма вплетены известные биографические факты – страх Гоголя быть погребенным заживо, сожжение собственных книг и прочее. Не уверен, однако, что этого достаточного, чтобы спасти фильм от упреков в опошлении гоголевского образа. (Даже сами продюсеры явились на премьеру в футболках с надписью «Прости, Гоголь!»). И хотя лично мне нерешительный герой Александра Петрова (актер, сыгравший самого писателя в «Гоголь: Начало», а ранее в этом году – пылкого уличного бойца в фильме «Притяжение») понравился, тем не менее, я задумался, способен ли он по-настоящему заинтересовать, особенно тех юных зрителей, кто предпочитает листать твиттер на уроках литературы.

Российская газета назвала «Гоголь: Начало» второклассным хоррором, что, на мой взгляд, чересчур хвалебно – фильму все же недостает реализма, чтобы претендовать на этот жанр.

Впрочем, это лишь первая часть амбициозного четырехсерийного проекта. Свежая глава скоро появится на больших экранах, хоть я не уверен, что пойду смотреть.

Об авторе Edward Crabtree25 Статьи
Изгнанный английский провинциал, ведущий словесную войну с банальностью в надежде не состариться раньше времени.

Оставьте комментарий

Что вы об этом думаете?