Ксения Чилингарова: «В России если мужчина надел не черное, а серое – считай, модник»

Российская индустрия моды за десять лет существования сделала качественный скачок. Изменилось ли за это время восприятие моды россиянами, и стали ли люди «более лучше одеваться», в интервью Moskvaer рассказала модный эксперт, креативный директор марки Arctic Explorer Ксения Чилингарова.

MOSKVAER: Ксения, модный рынок Москвы в последние годы развивался довольно активно – появился ряд новых местных дизайнеров, какие-то яркие имена, имевшие успех, в том числе, на международной арене. При этом, говоря о взаимоотношении моды и масс, обычных жителей Москвы, да и, наверное, страны в целом, каких-то качественных перемен не заметно – подавляющее большинство по-прежнему одето, если говорить прямо, безвкусно. В чем же дело?

КСЕНИЯ: Знаете, Москва ведь тоже не сразу строилась. За довольно короткое время (ну, что такое 10 лет для индустрии?), что могли – сделали.

Мне кажется, основная проблема в том, что наши люди – большие энтузиасты. Вот они купили что-то новое и красивое, и им хочется сразу все это на себя надеть и чувствовать себя на высоте. У меня такое ощущение, что это какая-то национальная особенность: живем, как в последний раз. Есть такое чувство, что, если ты вот сейчас все свое самое красивое и блестящее не наденешь, завтра что-то случится, и все – шанс упущен. Так вот, мне кажется, надо это в себе усмирять, во всяком случае, если речь идет о нарядах. Купили вы хорошую сумку и хорошие джинсы? – Прекрасно. Их можно и по раздельности носить.

Какие сейчас тренды можно выделить в московской уличной моде?

КСЕНИЯ: Тренд идет в сторону демократичной одежды – не только в Москве, но и в любом мегаполисе: удобно, комфортно и модно одновременно. Входит в моду и фанатский стиль, который берет начало в культуре спортивных болельщиков – такая агрессивная подача, большие надписи и прочее. Многие современные дизайнеры черпают вдохновение именно оттуда.

В целом говоря, сейчас в городской моде важны два фактора: удобство и возможность самоидентификации. Одежда должна соответствовать какому-то внутреннему манифесту человека, рассказывать что-то о твоей индивидуальности понятным для окружающих языком.

Очень интересно. Мне казалось, что в Москве давно и надолго укрепился тренд обезличенности – люди с радостью покупают те же, что и у всех, пуховики Uniqlo, угги UGG, сумки Michael Kors, намеренно или нет, унифицируя свой внешний вид.

КСЕНИЯ: Ну, это тогда не про моду…

Знаете, это как искусство. В 20 веке распространился и прижился девиз «Искусство – в массы», однако я с ним не согласна. Спросите большинство людей, что они думают про Малевича. А потом спросите о том же самом искусствоведа. Искусство непонятно для большинства людей и поэтому недоступно. Так же и с модой.

Ксения Чилингарова
Ксения Чилингарова

Какую долю сейчас на российском рынке занимают местные бренды?

КСЕНИЯ: Боюсь, что очень небольшую. От силы – 5%. К сожалению, это так. Тому есть масса причин, одна из которых – страх и нежелание магазинов закупать у российских дизайнеров, а не брать на реализацию. Дело в том, что, когда вы берете товар на реализацию, вы вынуждаете дизайнера вкладывать собственные деньги, которых у него, по большому счету, нет. У дизайнера получается кассовый разрыв, когда ему надо заплатить производству, а нечем, потому что надо подождать, пока продастся.

Другая причина – это, наверное, цены на российских дизайнеров, которые порой, мягко говоря, удивляют?

КСЕНИЯ: Могу рассказать, откуда такие цены. Я, например, очень хочу сделать куртку дешевле. Но у меня фурнитура стоит в долларах, пух стоит в долларах, а производство говорит: «Заплатите нам сейчас предоплату 100%, и мы произведем вам ее по старым ценам, а в другом случае производство обойдется дороже». Помимо этого, нужно платить арендную плату, платить сотрудникам, содержать офис. Я, как и многие дизайнеры, живу за счет оборота, когда нужно продать как можно больше своих вещей. Продать много вещей не получается, потому что не получается много произвести. Вот и выходит, что дизайнеры производят пять позиций, и они стоят, как десять.


Где производится одежда Arctic Explorer?

КСЕНИЯ: В двух городах – Рыбинск и Северодвинск.

Я обратила внимание, что в последней коллекции Arctic Explorer появились шубы, культ россиян. Расскажите, что вы лично думаете о шубах и эдакой русской шубной лихорадке?

КСЕНИЯ: Конечно же, исторически так сложилось, что в нашей стране шуба – это нормальный атрибут каждой семьи. Неважно, из чего она, но она должна быть. Мы живем в холодной географии, но долгое время тема пуховиков и курток-парок была нам не очень ясна – в них одевались только полярники. В советское время шуба стала еще и показателем достатка, и многие так считают до сих пор.

Для меня это проблема, потому что я не очень люблю работать с натуральным мехом, да и носить его. Зато накрепко прикипела к искусственному – у меня есть множество вещей из искусственного меха различных цветов. Шуба из коллекции Arctic Explorer, о которой вы говорите, также выполнена из искусственного меха, но мы ее утеплили с помощью специального материала, так, что в ней будет вполне комфортно даже холодной зимой, до -20С. Именно поэтому, кстати, она смотрится немного громоздкой (хотя и очень легкая), но мы еще поработаем над дизайном.

Arctic-Explorer-Lookbook-FW-15_16-FINAL-5

Мне кажется, или действительно в последние годы в Москве народ стал более спокойно относиться к меху, смещаясь в сторону пуховиков, парок?

КСЕНИЯ: Тут нужно разделить на поколения. Поколение моей мамы с трудом смещается, а то и вообще не смещается, в сторону пуховика. Поколение сорокалетних – сложнее, но могут. Они могут купить себе парку, чтобы гулять, активно проводить время на улице. Поколение тридцатилетних людей и моложе, действительно, чаще выбирают парку – для них эта вещь понятнее, чем шуба, удобнее.

Опять же, вернемся к манифесту. Если твой манифест – показать, что «дорого-богато», то, конечно, ты выбираешь шубу. Не хочу звучать категорично, вроде «Шуба? Да что вы, никогда в жизни!». У меня была норковая шуба. Сейчас я бы вряд ли ее надела – предпочитаю парки или, опять же, искусственный мех. Даже дубленки мне ближе, тем более что они снова в тренде.

Но вообще, если смотреть комплексно на Россию, то людей, у которых есть шуба, вероятно, будет больше, чем тех, у кого есть пуховики. Хотя… Arctic Explorer, например, прекрасно продается в Якутии (один из лучших регионов по продажам), где очень холодно и шубы весьма кстати.

AE_sochi_6733

У вас в коллекции есть еще так называемая «советская парка», по сути – тулуп. Это дань нынешней моде на все советское? 

КСЕНИЯ: Я часто черпаю вдохновение в аутентичных вещах. Тулуп – как раз тот случай. Он очень приглянулся киношникам благодаря морозостойкости, длине и удобству.

Не так давно Захар Прилепин и модельер Егор Зайцев совместно выпустили коллекцию ватников. Тоже отсылка к аутентичному прошлому. Воспринимаете ли вы это как конкуренцию?

КСЕНИЯ: Нет, наоборот. Я думаю, что чем больше людей в России будут что-то производить, тем лучше.  Символ Arctic Explorer – ледокол, судно, которое прокладывает путь другим судам. В этом, отчасти, мы видим и свою миссию.


Arctic Explorer в большей степени ориентирован на мужчин. С мужчинами и модой у нас, кажется, все сложно. Расскажите о своей аудитории.

КСЕНИЯ: Мужчины, конечно, в гораздо меньше степени следят за модой, чем женщины. У тех, кто ходит на работу ежедневно, есть рабочий костюм «Неделька» и джинсы + свитер на выходные. Те же, кто следят за модой, выбирают, конечно, более оригинальные вещи – в соответствии с тенденциями.

Мы в Arctic Explorer делаем мужские вещи с акцентом на удобство, уже потом добавляя, что это модно. Вообще, начав работать в модной индустрии, я укрепилась в понимании, что мужчины – это про удобство. Им важен комфорт. Им нужно много карманов. А знаете, почему? Я долго не могла понять, а потом меня осенило, что у мужчин же нет сумок. Барсетки, все эти большие кошельки – это, что называется, адский ад, поэтому более или менее стильные мужчины хотят все нужные вещи разложить по карманам. Чтобы здесь – паспорт, там – ключи, здесь – деньги, там – еще что-то. Все должно запихнуться в пуховик. Некоторые даже хотят отдельный карман для собачьего поводка! Все это – вопрос удобства.

Есть, конечно, и те, кому важна статусность. Чтобы, если это пуховик, то был выполнен из какого-то супер-качественного, элитного материала.

AE_sochi_6515

Многие российские мужчины при этом в моде остаются консерваторами, и хотят все черное или – в крайнем случай – темно-синее. Если выбрал серое – считай, модник. Этой зимой в число популярных мужских цветов, к моему удивлению, добавился еще и красный.

Вообще, я заметила, что спрос на яркие цвета постепенно растет, даже среди мужчин. У нас стали покупать голубые, зеленые пуховики, желтые вообще раскуплены в ноль. Существует расхожее мнение, что яркая верхняя одежда или белый цвет зимой – это моветон. Я абсолютно не согласна, и считаю, что яркие пуховики смотрятся очень стильно, а белый цвет стоить носить именно что зимой.

А что, наоборот, не стоит?

КСЕНИЯ: Все, что не соответствует погодным условиям.

Спасибо за интервью и успехов вам!

Об авторе Яна 135 Статьи
По профессии - журналист, по призванию - кухонный философ. Обожатель Москвы и бунтарь. Фрустрирующий гедонист.

3 Comments

Что вы об этом думаете?