Токсичная Москва: радиоактивная свалка в Коломенском и прочие удовольствия столицы

Туристы, сейчас я вам проведу, блин, экскурсию.Масяня

Есть премерзкое наслаждение, знакомое, верю, немалому количеству москвичей, которые решают самолично устроить своим друзьям, особенно зарубежным и впервые посещающим столицу, экскурсию по городу. Начинается все с невинных классических достопримечательностей, знакомых каждому: Красная площадь и ее окрестности — Воробьевы горы — самые разные внутренности Бульварного кольца. Теперь сюда можно включить еще и парковую пару «Крымская набережная-Парк Горького». В целом же, что касается классических и захватывающих дух достопримечательностей, Москва если не бедна, то в определенной мере предсказуема.

Пройдя через несколько таких туристических походов, привыкший избегать точек повышенного визуально-культурного интереса, москвич сатанеет и либо смиряется со своей страдальческой долей, либо начинает вытаскивать из закоулков своей памяти примечательные факты о городском устройстве, чтобы сделать прогулку менее заунывной, и показать гостям истинный облик мегалополиса.

В Москве не осталось «обоссанных дворов-колодцев» и той жутко потрепанной исторической застройки, как в Питере. Все сметено диким капиталистическим ураганом пространственно-функциональных трансформаций. Тут надо идти окольным путем.

1

Город, которому отошло звание самого главного на бесконечной площади страны, оказался перенасыщен всеми возможными функциями и учреждениями. Гиперцентрализация принесла в Москву тысячи НИИ, сотни театров и музеев, магазины и новое жилье. Этой же волной в город занесло все самые вероятные и невероятные инфраструктурные и технологические объекты. Да, у нас тут образовался свой микрокосм, взболтанная и перемешанная, приукрашенная модель сумасшедшего государства. А это значит, что внимательный москвич, подыскав точки стыков городской реальности с дурной историей XX века, не только сам окунется в путешествие по городскому пространству, но и познакомит любого желающего с подноготной нашей жизни здесь.

Упомянутое мерзкое наслаждение наступает в те моменты, когда несчастного гостя, опекая и поддерживая, роняют в безумные сплетения московской истории, обнаруживающей себя в пространственных артефактах.

Начинать можно в центре города, прогуливаясь по Плющихе мимо пугающей общевойсковой академии, выйдя затем к Садовому кольцу, имеющему здесь около 20 (!) полос для движения. Такой нечеловеческий масштаб и пространственная невменяемость обычно вызывают оторопь, которую надо каким-то образом рационализировать и осмыслить.

Зачем это? Как с этим жить? Как дорогу то переходить?

Рациональных ответов, к слову, дать практически невозможно. Как-как? — Смирился и живешь.

2

Вот, хорошо пошло! Им, туристам, — удивление, а нам, москвичам, — обласканное извращенным образом самолюбие. Вот, дескать, посмотрите, где мы живем, и как у нас тут все необычно. Ребячество, но все же захватывающее.

Перейдя по печально известному теперь Большому Москворецкому мосту, на острове Балчуг напротив кремлевских стен надо пройти в совершенно заброшенную подворотню. Углубившись в нее — москвичи знают — найдешь потрепанный деревянный домик с темным садиком и гаражным навесом, где живет пожилой дядечка — научный сотрудник одного из московских вузов.

Облику дома, побитого годами и кажущегося вечно сырым из-за недостатка солнца в тенистом простенке, не достает кудахчущих куриц и блеющих коз.

Откуда он здесь? Как он простоял половину двадцатого века, да еще и все нулевые? Что, черт подери, здесь происходит?

Опять выходишь на Софийскую набережную, вглядываешься в Большой кремлевский дворец. Может, где-то там ходит Путин сегодня, а тут такое…

Куда-то опять уплывает рацио, рушатся причинно-следственные связи и ломается привычный образ города.

А лучше всего срывать с этого рода все маски, конечно, в Коломенском! Уж поверьте мне. Там — раздолье! Вид с крутого берега на простирающуюся зелень, взмывающий шатровый пик церкви Вознесения… Водовзводная башня и проездные ворота, что выглядят так по-северному холодно и прекрасно. За оврагом старый фруктовый сад и кладбище с массивными каменными плитами и надгробиями XIX века.

Готовьте вашего гостя ко всему валу информации о настоящей природе города постепенно.

3

Подходя ко вновь построенному дворцу Алексея Михайловича Романова, вскользь упомяните, что он не только стоял в другом месте, но и выглядел, в общем-то, несколько иначе. «Восстановили» архитектурный памятник, руководствуясь очень небрежными представлениями о том, каким он должен бы быть. Здесь архитектурных элементов добавили, а тут вообще крыло приделали, которого отродясь не было. Но это все пустяки…

У станции метро Коломенская на вас наплывает громада онкоцентра, и приходит время раскрывать карты о токсичной природе этой местности.

Как выясняется, та зелень на другом берегу просто закрывала очистные сооружения, где копится все московское дерьмо. А вот в том лесочке, вниз по течению реки, стоит заводик полиметаллов. А за полиметаллами скрывается атомная энергетика.

За десятилетия усердной работы на берегу реки возле завода выросла внушительная свалка радиоактивных веществ, теперь бережно окопанная землей и увенчанная значком «Опасно».

Как вышло, что на территории музея-заповедника, невдалеке от детских садов, сохранилась радиоактивная свалка?!

4

Я не знаю ответов. Искренне пытался их найти, но не смог. В какой-то момент наступило смирение, а затем и любопытство. Чем больше знаешь таких фактов о Москве, тем безопаснее себя чувствуешь: теперь ты не один на один с неизвестностью.

Эта московская токсичность разъедает сознание, коверкает представления о красивом, логичном и правильном. А может, просто расширяет их – я не уверен. Но в тех городах, где мне когда-либо доведется побывать, я хочу, чтобы меня водили по городу в московском стиле. Чтобы за историческим фасадом крылась большая, сложная история и комья не вычищенной человеческой грязи.

А иначе скучно.

Об авторе Alex4 Статьи
Born in USSR, a child of Moscow. Local to a few towns and countries around Europe where I spent my years living. A huge fan of observing the way city lives.

2 Comments

Что вы об этом думаете?