Благоденственная Швеция или «Так хорошо, что аж плохо»

Стокгольм, Швеция, лето 2015-го.

Вот уже который день я пытаюсь осознать и, если еще не поздно, спастись от внезапно открывшейся мне новой грани мировосприятия, о которой прежде я знала лишь понаслышке и которую, в общем-то, никогда не воспринимала всерьез. Как выяснилось, незаслуженно. Назовем эту грань «так хорошо, что аж плохо».

Моментально, стоило мне только приземлиться в аэропорту Арланда, благоденственная страна Швеция подчинила меня своему ритму и укладу и вовлекла в эдакую утопическую идиллию, к которой человек постсоветского времени и пространства, пусть даже и страдающий европеизацией головного мозга, не может быть готов. Благоденственная страна Швеция увлекла меня в хитросплетенную западню: окружающая среда здесь настолько гармонична, так возмутительно идеальна, что единственный вызов, который человек, находящий в этой среде, может перед собой поставить – глубоко экзистенциальный. Для персонажа вроде меня, хронически рефлексирующего, это смерть. Концептуальная. А вскоре, полагаю, и просто смерть.

1

Да что там. Мне кажется, любому человеку такое беспощадное совершенство (хотя совершенство и не вполне то слово) противопоказано. Оказавшись здесь, я совершенно искренне прониклась пониманием и уважением к парадоксальному, казалось бы, явлению – повальной скандинавской хандре. Депрессии. Околосуицидальной отрешенности. Я ее понимаю и здесь, сейчас (шестнадцатое июня, половина третьего дня) — разделяю. Мое счастье, что через пару часов самолет переправит меня в многострадальную Москву, где я смогу вновь укрыться от собственной темноты за тенью бытовых и социально-политических проблем.

Клянусь, что никогда прежде, ни под какими из известных мне наркотиков, ни в одном из знакомых городов я не была так перед собой обнажена, и уж точно никогда не заходила так глубоко внутрь своего сознания, хотя «копать глубже» — дело, в котором, как мне казалось, я достигла вершин мастерства. Несмотря на то, что все эти дни в моей голове вершится крутая революция, я выгляжу спокойной и счастливой. Мое лицо, фигура и манеры здесь приобрели черты умиротворенности, и я в этом никак не поучаствовала.2

Вот лежу на траве в огромном и красивом парке, прячусь от солнца под кроной старого дерева, читаю Миллера, слушаю крики птиц, концентрируюсь на «таковости» момента, восхищаясь и упиваясь его мощью, и проношу все это сквозь новообретенную призму восприятия: «так хорошо, что аж плохо». Это дико, чудовищно странно. И я не могу подобрать нужных слов, чтобы описать природу этого чувства. Но оно – не миф.

Я теперь знаю. Совершенство — невыносимо. Приближенность к совершенству — невыносима. От этого может пойти кровь из глаз. Вся кровь может вытечь из вашего тела через глазницы, разум может покинуть вас, но до тех пор, пока вы пребываете в этом совершенстве, кое-что вас точно не оставит: легкая, медленно растворяющая всё в себе Грусть.

3

4

Об авторе Яна135 Статьи
По профессии - журналист, по призванию - кухонный философ. Обожатель Москвы и бунтарь. Фрустрирующий гедонист.

Оставьте комментарий

Что вы об этом думаете?