Даниил Брод, группа Pompeya: «Даже неделя без музыки вгоняет меня в депрессию»

Фото с официальной страницы Pompeya в Facebook

Московская нью-вейв группа Pompeya – это тот редкий случай, когда музыканты демонстрируют высший класс не только на сцене, но и за кулисами, общаясь со своими поклонниками. Побывав лично на нескольких концертах, я не мог не оценить открытость и искреннее желание ребят уделить каждому фану хотя бы толику персонального внимания, будь то диалог или просто совместное фото.

Эта скромность и уважение к своим фанатам распространяется и на онлайн, где Pompeya старается отвечать на многочисленные вопросы и сообщения, поступающие на их официальные страницы в Facebook и Vkontakte.

Вот и сейчас, в промежутке между очередным концертом (группа сейчас гастролирует по США) и студийной записью, солист Pompeya Даниил Брод нашел время, чтобы дать Moskvaer небольшое блиц-интервью.

Pompeya — российская музыкальная нью-вейв группа. Своим идейным вдохновением участники группы позиционируют музыку диско 70-х, поп-музыку 80-х и инди 90-х. Группа пишет и исполняет песни на английском, выступает с многочисленными концертами в России и за рубежом.

Moskvaer: Даниил, спасибо, что нашел время пообщаться!

Даниил Брод: Спасибо вам за интерес.

M: Вы сейчас гастролируете по штатам. У вас там большая аудитория? Из кого она состоит, много ли русских эмигрантов среди ваших поклонников в США?

Даниил: Конечно, наша российская аудитория гораздо шире, чем американская. Но именно поэтому мы и здесь, в штатах, — привлекаем новую аудиторию. На концертах у нас сейчас в основном местная аудитория, и только процентов 10-15 – русские эмигранты. Они чаще все-таки идут на каких-то звезд – Мумий-Тролль, Борис Гребенщиков и так далее.

Им не хватает именно русской музыки, они приходят на концерты, движимые ностальгией, поэтому я не думаю, что в этом смысле мы в принципе можем быть интересны.

M: Насколько я знаю, вы передвигаетесь по штатам на фургоне. С какими трудностями для вас сопряжен автотрип?

Даниил: Ничего необычного: пробитые шины, потерянные ключи и все в таком духе. Дорога всегда полна веселья!

M: Как ты оцениваешь российскую, а вернее даже московскую музыкальную сцену по сравнению с американской?

Даниил: Их просто невозможно сравнивать. Кто представляет музыку в России, и кто — в штатах? В Америке существуют сотни музыкальных групп и различных лэйблов, у нас – всего несколько. Можно сравнить российскую сцену 2005 года с ней же сегодняшней, и в этом случае я скажу, что мы заметно выросли.

M: Какую самую безумную вещь вы совершали во время выступления?

Даниил: Мы обычно не безумствуем на сцене, но, возможно, исправим это в ближайшем будущем.

M: Кто в группе больше всех популярен среди девчонок?

Даниил: У каждого из нас есть свои фаны – и девушки, и парни. Мы не подсчитываем. Но когда нам пишут в социальных сетях, мы всегда стараемся отвечать.

M: Как все началось? Как ты понял, что музыкатвое призвание?

Даниил: Для меня музыка стала делом мечты примерно лет в двенадцать. Это просто то, без чего я не могу жить. Даже неделя без музыки – концерта, записей, сочинительства – вгоняет меня в депрессию. Так что, когда мы не выступаем, мы пишем.

M: Даниил, расскажи, пожалуйста, для наших читателей вкратце о группе и истории ее названия.

Даниил: Мы начали музыкальную деятельность 9 назад как трио с нашим бывшим ударником Наири (он покинул команду в 2013 году) и басистом Денисом. В общем-то, наша первая совместная репетиция, до которой мы были едва знакомы, положила начало всему. Вскоре после этого появилось и название.

Мы просто брэйнстормили, записывали какие-то фразы, слова, имена. Pompeya пришла на ум и плотно засела у нас в головах. На том и порешили.

M: Все тексты ваших песен написаны на английском. Есть ли тому иные причины, помимо того, что вы ориентированы на западную публику?

Даниил: А нужны другие причины? Мы хотим быть интернациональными, быть частью целого мира, а не просто локальной сцены.

M: К слову о текстах. Я не смог найти в сети ни одной официальной версии. Вы не планируете выложить их, скажем, на свой сайт?

Даниил: Честно говоря, я просто не уделяю таким вещам должного внимания. Где-то ведь должны быть тексты… На нашей страничке в Facebook должны были быть, точно. В любом случае, мы выложим, обещаю.

M: У тебя есть какая-то профессия, помимо музыкальной? Ты когда-нибудь работал в другой сфере?

Даниил: Нет.

M: В чем заключается твоя конечная цель? Готов ли ты на все ради успеха и славы?

Даниил: Сам по себе успех и слава – это не цель, а вот распространить нашу музыку по миру насколько широко, насколько это возможно – да, вполне. Я не готов абсолютно на все ради славы, но при этом мы все время работаем над собой, чтобы становиться лучше, качественнее и делать еще более крутую музыку. Это наш вызов самим себе.

M: Какова твоя позиция относительно закона о защите авторских прав? Как ты считаешь, должны ли фильмы, музыка и прочие произведения творческого труда, быть бесплатны или нет?

Даниил: Музыка – это тяжелый труд на самом деле. Мало кто захочет тяжело трудиться за бесплатно. Сегодняшние реалии ставят перед музыкантами задачу: как заработать, занимаясь своим делом? Продажи CD сходят на нет по сравнению с тем, что было 20 лет назад, но зато выросли продажи винила.

Музыка распространяется бесплатно в интернете, но это помогает собрать аудитории на концертах. Всегда есть какой-то баланс. Живые выступления пока все-таки основной источник – и дохода, и удовольствия.

M: Это радует. Желаю вам успехов и еще раз спасибо за беседу!

Даниил: Взаимно.

5 декабря Pompeya играет в Лос-Анджелесе. Даты дальнейших концертов, в том числе и в Москве, можно посмотреть на сайте группы.

Если вы хотите побольше узнать о группе, вам сюда. А если у вас есть какие-то фотографии с концертов Pompeya, выкладывайте их в Instagram с хэштегом #MOSKVAER, и они автоматически появятся на нашем сайте!

Об авторе Дастин54 Статьи
Американский экспат, увлеченный фотографированием красивых мест, людей и архитектуры.

Оставьте комментарий

Что вы об этом думаете?