Трансгендер в Москве: О процессе перехода, свиданиях и общественной толерантности

Мы познакомились с Исой через общего собеседника в Тиндере, с которым у меня была затянувшая переписка, а у нее – одно свидание.

Тот знакомый решил поделиться впечатлениями: «Ходил на свидание с девушкой, не побоявшейся в своем профиле написать mtf transgender. Хотел понять, что я почувствую». Это была его первая личная встреча с трансгендером и, казалось, он был взволнован даже тогда, когда просто писал мне об этом спустя время. Я настояла, чтобы он нас познакомил.

В лице Исы я ожидала встретить экзальтированного персонажа, зацикленного на вопросе гендерной идентичности, а вместо этого передо мной предстала скромная, рассудительная 19-летняя девушка, которая, казалось, понимает про себя и свою волю больше, чем многие из моих зрелых друзей, не говоря уже обо мне самой.

Иса родом из Западного Казахстана, но последние годы до переезда в Москву жила и училась в Алматы.

MOSKVAER: Почему ты выбрала Москву?

ИСА: Это было спонтанное решение. Здесь жила моя подруга по переписке и, в какой-то момент, когда я поняла, что нужно что-то менять, это сыграло решающую роль. Я решила: «почему бы и нет» и в конце прошлого года просто приехала.

Москва – прекрасный, но очень непростой город. Город одиноких людей, как мне кажется. Как ты себя чувствуешь здесь?

ИСА: Сначала было непросто. Попадались неправильные люди, были сложности с работой, казалось, что я не вписываюсь в это общество… Но однажды, когда я уже потеряла всякий энтузиазм, все резко поменялось: я познакомилась с замечательными людьми, которые видят во мне ту личность, которой я хочу быть, удалось, наконец, найти подходящую работу в тайм-кафе, где я вскоре завела новых друзей. Думаю, с Москвой у нас все только начинается, пока рано судить.

Думаешь продолжить учебу?

ИСА: Да, хочу поступить в вуз. В Алматы я училась в колледже по специальности станковая живопись, хотела бы продолжить развиваться в сфере искусства.

Трансгендерность — несовпадение гендерной идентичности человека с приписанным при рождении полом.

Родители знают, что ты здесь? Вы поддерживаете отношения? В Казахстане ведь довольно консервативное общество –  как родители, преподаватели и сверстники относятся к твоему перевоплощению?

ИСА: Меня воспитывала бабушка, как это часто бывает в казахских семьях и, в общем-то, с самого начала было непросто построить доверительные отношения с родителями. В детстве бабушка тайно покупала мне куклы, потакая моим детским капризам (я была совершенно безразлична к мальчишеским игрушкам), а потом мне приходилось прятать их от мамы, потому что она считала, что мальчику следует играть в машинки, а за куклы ругала. С мамой мы сейчас пытаемся наладить контакт, с папой все сложнее – он в принципе никогда не принимал активного участия в моей жизни.

В школе тоже были сложности – дети дразнили, учителя не понимали. Но у меня были хорошие отношения с директором школы, которая, как мне кажется, уже тогда кое о чем догадывалась и всячески меня поддерживала.

К моменту, когда я поступила в колледж, мне было уже абсолютно все равно, кто что говорит и думает.

Некоторые считают, что несовпадение гендерной идентичности с изначальным полом происходит в результате детских психологических травм. Что ты думаешь об этом?  

ИСА: Я с этим не согласна. Считаю, что это закладывается в ребенке до момента рождения. Думаю, это связано с процессами, которые происходят еще в утробе матери. То есть, по сути, это даже не выбор…

А когда ты окончательно осознала, что хочешь быть женщиной?

ИСА: Наверное, в тот момент, когда поняла, что мое тело начало меняться, становиться более мужественным. Мне это не нравилось, я чувствовала себя ужасно некомфортно в своем теле, и тогда, наверное, впервые четко осознала, что не могу быть мужчиной. Конечно, к тому моменту в моей личности уже довольно ярко проявлялась фемининность, но именно физиологические изменения подтолкнули меня к решению о трансформации.

Транссексуальные люди идентифицируют себя с полом, противоположным приписанному при рождении, и стремятся жить и восприниматься как представители такового.

Расскажи немного о процессе перехода. Что он из себя представляет? На какой ты стадии сейчас?

ИСА: Я сейчас в процессе изменения гормонального фона, уже год принимаю таблетки. Было непросто решиться, я долго думала, боялась. Но когда я поняла, что не хочу жить в мужском теле, выбор, как ты понимаешь, был невелик. Ни о чем не жалею.

Какие перемены произошли с тобой за этот год?

ИСА: Множество перемен! Сейчас я уже перестаю их замечать, потому что привыкаю. Сниженная мышечная масса, жировая прослойка теперь распределяется по женскому типу. Выросла грудь, кожа стала мягче. Эмоциональный фон тоже заметно изменился – женские гормоны сильно влияют на психику…

Существуют разные препараты, каждый из которых дает свои эффекты. Можно менять дозировку, совмещать их в зависимости от того, какого эффекта ты хочешь достичь.

Ты консультируешься со специалистами в этом вопросе?

ИСА: Пока нет, но я контролирую процесс.

IMG_4889

А что впереди? Ты планируешь операцию по перемене пола? Может, импланты?

ИСА: Конечно, хочется, чтобы гениталии были соответственные, но это очень дорого и, честно говоря, сейчас я не слишком заморачиваюсь этим вопросом. Вообще не считаю половой орган каким-то супер-важным… Уверена, это не то, что делает мужчину мужчиной, а женщину – женщиной. Когда люди знакомятся, они ведь не спрашивают друг друга, что там у них в штанах.

Некоторые трансгендеры, действительно, сильно переживают по этому вопросу, и бывает, что, поспешив с операцией, они сталкиваются с тяжелыми последствиями. В будущем, если представится возможность, когда будут ресурсы, я, конечно, сделаю операцию. Сегодня этот вопрос не стоит так остро. То же самое и с грудью. У меня выросло что-то свое, и мне нравится естественность.

А имя? Иса – это то, что ты сама выбрала, не то, что указано в паспорте, верно?

ИСА: Иса пошло из детства, так сокращенно и ласкательно меня звали родственники – Иса-киса. У казахов есть такое же имя, но с ударением на последний слог, и оно считается мужским. Поэтому там, если я представляюсь Иса, многие переспрашивают.

По паспорту у меня другое имя, я хочу его поменять, как и паспортный пол. С этим есть некоторые сложности – нужно проходить медкомиссию, психиатрическую проверку, получить соответствующую справку – форма F64.0 и так далее.

В России смена паспортного пола регулируется Федеральным законом об актах гражданского состояния. Для внесения изменений в актовую запись о рождении необходимо представить медицинский документ, подтверждающий смену пола.

Как ты строишь личную жизнь здесь?

ИСА: Я пользуюсь Тиндером, в моем профиле указано, что я трансгендер male to female. Знакомлюсь с людьми, иногда встречаюсь. Недавно познакомилась с молодым человеком из Америки, который живет в Москве, и у нас завязалась теплая дружба. Это первые в моей жизни нормальные отношения с мужчиной в роли девушки, поэтому для меня очень важно, чтобы они развивались деликатно. В этом смысле мы нашли взаимопонимание. Посмотрим, к чему это приведет.

Какие мужчины тебе нравятся? У тебя есть типаж?

ИСА: Да, у меня есть определенный типаж – высокие светловолосые и светлоглазые парни, но я его не придерживаюсь. Мне может понравиться кто угодно, в конечном счете все сводится к личности.

При этом я знаю, что изначально понравилась своему молодому человеку как раз потому, что подходила под его типаж – брюнетка с темными глазами, еще и азиатка. Мне это льстит, потому что в некотором смысле это означает, что я интересна как девушка, а не просто как транссексуалка.

Девушки тебя в сексуальном аспекте совсем не интересуют, или…?

ИСА: Иногда я смотрю на девушек и думаю: «хочу быть, как она». Иногда – смотрю и думаю: «может быть, я бы с ней переспала». Но реальной физической тяги нет, и у меня никогда не было такого опыта.

Ты, наверное, знаешь, что сейчас у России не очень привлекательная репутация на международной арене с точки зрения так называемых демократических ценностей. Это, в том числе, из-за принимаемых антигейских законов и всего в таком духе. По твоим ощущениям, насколько местное общество толерантно к людям с нетрадиционными сексуальными предпочтениями? Ты лично на себе ощущаешь какое-то давление, или все-таки разговоры о нетерпимости преувеличены?

ИСА: Думаю, что в вопросах толерантности и России, и многим другим странам, есть куда стремиться, но в то же время я лично, за то время, что живу в Москве, никакого давления не ощущала. Опять же, это, наверное, потому, что я не кричу о своих особенностях на каждом углу. Да и зачем? Я хочу, чтобы люди воспринимали меня той личностью, которой я хочу быть – то, как я к этому шла и иду – это уже закулисные моменты. Мне не придет в голову выйти на парад в Москве, хотя бы потому что это очевидно опасно. И в этом смысле, конечно, я бы хотела, чтобы отношение к сексуальным меньшинствам в наших странах было более мирным.

Ты посещаешь здесь какие-то группы поддержки ЛГБТ, общаешься с другими трансгендерами?

ИСА: Нет, ничего такого не посещаю, но, если встречу что-то интересное, почему бы и нет. В интернете есть разные форумы и сообщества, где можно общаться с другими трансгендерами, но это больше похоже на обычный треп.

Ты производишь впечатление очень цельной и самодостаточной личности, несмотря на все обстоятельства. А как ты сама себя ощущаешь?

ИСА: Ну… Я просто не люблю драматизировать – наверное, отсюда такое впечатление. На самом деле, конечно, я не абсолютно самодостаточна, и часто нуждаюсь в поддержке. Другое дело, что я не люблю разыгрывать трагедии на ровном месте. Все, или почти все проблемы в жизни преодолимы. Думаю, всегда стоит из этого исходить…

Об авторе Яна135 Статьи
По профессии - журналист, по призванию - кухонный философ. Обожатель Москвы и бунтарь. Фрустрирующий гедонист.

Оставьте комментарий

Что вы об этом думаете?